Для Вас:
- Купон 25$ на бронирование жилья через AirBnb
- Бесплатная поездка на такси!

Ее карие глаза

Ее карие глаза Голубых глаз следует бояться, никогда не знаешь сколько слез они тебе принесут. К зеленым глазам следует отнестись с опаской, никогда не знаешь о чем они могут слукавить. А вот карие глаза, это нечто другое. Они могут заставить тебя плакать, а могут лгать до без устали, но эта ложь будет так сладка, что ты примешь её как правду. В этих глазах прячется столько тайны, что ты часами можешь смотреть в них пытаясь её разгадать, а пока смотришь, то по немногу влюбляешься и вот уже твое сердце тебе не принадлежит.

Так и я влюбился в её карие глаза, а затем в её темные волосы, в длинные ресницы и алые губы... Я полюбил этот маленький пазл собранный вместе.

Говорят человека можно описать по глазам. В голубых прячется бескрайний океан, в зеленых девственный лес, а вот в карих тогда живет шоколад. Кто то любит океан, кто то лес, а я люблю шоколад.

Я люблю её глаза самого шоколадного цвета. Когда я смотрю в них, то могу определить какое у неё сейчас настроение. Порой они чуть светлые , в них отражаются лучики солнца и в этот день она милее ангела, а порой они темнее ночи, и в эту ночь страстная кошка вырывается наружу.

У нас с ней есть любимая игра, мы любим просто лежать и смотреть друг другу в глаза. Она все ждет когда я моргну, но я не хочу их закрывать, я хочу смотреть на неё бесконечно.

Я люблю пересчитывать её ресницы. Вот одна, вот вторая и так ровно тридцать шесть.

Когда падает её ресница можно загадывать желание, пусть это не звезда в небе или письмо деду морозу, но оно все равно исполнится,я знаю.

Сколько мы уже вместе, год, а она не перестает меня удивлять, даже когда злиться её глаза все так же притягательны.

Мне кажется, что карий цвет, это не просто цвет, наверное это тень которую отбрасывает её красивая душа. Я не сомневаюсь в красоте её души.

Она часто спрашивает меня, почему я постоянно выключаю свет.

- Так уж вышло что я не люблю слишком светлых помещений, нет ничего интересного, сразу все видно, а темные (немногоосвещенные) это романтично. Её глаза настраивают меня на романтику.

Мне кажется, что осталось совсем немного и я разгадаю её тайну, но нет, даже увидев истину она все равно остается для меня загадкой.

Её взгляд напоминает мне о поздней осени, в городе сумерки, холодный ветер кружит вокруг, а под ногами, влажная от дождя листва, делает твой шаг мягче.

Когда идешь по парку вдоль дорожек усыпанных желтыми листьями, то вокруг, царит этот же цвет, и эта же грусть, которую скрывают от меня её глаза.


С ней что то произошло, что то страшное и эта боль навсегда останется в её сердце, но она не желает мне об этом рассказывать.

Порой бывают такие ночи, когда её боль все же вырывается наружу.

Она берет бутылку и наливает себе виски, стакан за стаканом,лишь бы избавится от этого чувства, но это не помогает.

Этими ночами её глаза из цвета шоколада становятся цвета виски, я бы хотел выпить его весь до дна, лишь бы ей стало легче.

Но на утро она снова улыбается и заигрывает, и от её боли не остается и следа. Только теперь я знаю в чем её загадка, за этими двумя огоньками скрывается целая вселенная, в которой она спрятала свою грусть.

Я буду бережно оберегать эту тайну, потому что я люблю её карие глаза. Пусть они и темные, но я увидел в них небо.

Басан Кишеев

Чем больше мишка, тем больше его сердце

Чем больше мишка тем больше его сердце Эта история произошла обычным февральским вечером, в канун дня всех влюбленных. Та зима выдалась на редкость холодной и люди сильно соскучились по теплу, а праздник был отличным поводом, чтобы поделиться душевным теплом с родными и близкими.

Витрины магазинов украсили маленькие сердца, торговцы цветами то и дело расположились на каждом шагу. Весь город утопал в предпраздничной суете. День всех влюбленных отличное название для праздника, лучше просто и не придумаешь.

Хотя некоторые неоднозначно относятся к этому дню. Отмечать в православной стране западные праздники для них это было верхом невежества.

Американские капиталисты силой навязали нам этот день, для того, чтобы еще больше обогатиться за наш счет. Так говорили умные люди с экранов телевизора и мне было их жаль. Наверное, они никогда не любили.

Ведь когда ты влюблен, разве тебе есть какое-то дело до таких мелочей. Я был готов потратить целое состояние, лишь бы порадовать свою любимую. Думаю, вы считаете также. Хотя, а каком состоянии может идти речь. У меня за спиной лишь должность журналиста, пусть и в солидной газете, но с небольшим окладом. Но. если бы у меня и было это состояние, то можете не сомневаться на что оно бы ушло ...

Сегодня меня мучал лишь один вопрос, который без сомнения одолевал каждого мужчину. Что можно подарить самой дорогой девушке на свете.

Цветы?

Ну это само собой, самые красивые цветы в лучшем цветочном магазине на Таганке уже дожидались её. Но нужно было еще что-то кроме цветов. В парфюмерный можно было не идти, там очереди такие, что не протолкнуться. Да и не было в этом надобности. Ни одни духи не подойдут ей лучше тех, чем те которыми она уже пользуется. К чему что -то менять.

И поэтому все дороги привели меня в магазин игрушек. Когда я был у неё в гостях, я заметил целую коллекцию из плюшевых медведей и мне захотелось дополнить её чем то новым. Но я даже представить не мог как меня это озадачит.

В магазине я нашел больше тысячи видов этих игрушек, самых разных цветов и размеров, Они были одеты в нарядные платья и жакеты, в костюмы пожарников и полицейских. Я решил пообщаться с профессионалом, но после слов продавца пришел лишь в большее замешательство. Оказывается плюшевый медведь не просто игрушка, это целый мир в котором насчитывается больше десятка тысяч жителей и каждый со своей историей. Этой милой забаве уже больше ста лет, её придумали во времена, когда игрушка была единственной радостью и лучшим другом для ребенка. И сейчас мне предстоит выбрать того, который станет самым лучшим для моей девушки.

Минут двадцать я бродил по магазину, и все безуспешно, а потом увидел маленькую девочку в розовом платье. О лучшем советчике для себя я и мечтать не мог. Похоже она не долго думала и сразу остановила свой взгляд на большом медведе в центре зала.

Я подошел поинтересоваться, чем он её так привлек.

- Маленькая, чем он тебе понравился? Он ведь раза в два больше тебя, ты даже не сможешь с ним поиграть. Может выберешь кого-нибудь поменьше?

А девочка в ответ улыбнулась мне своими красивыми глазками.

- Как же вы не понимаете. Чем больше мишка, тем больше его сердце, а с большим сердцем он будет любить меня сильно-сильно, также как и я его.

Сейчас передо мной стоял маленький ангелочек, и её слова задели меня за живое. Как же точно она сказала, ведь и вправду так. Если у тебя большое сердце, то и любовь твоя будет такой же большой. Выходит все очень просто и дети об этом знают, а мы с вами позабыли.

Когда малышам хочется чего-то большего, это не просто прихоть, а естественное желание получить побольше любви.

Я поблагодарил девочку за этот совет и попросил помочь мне в выборе подарка. Она с радостью согласилась и взяв на меня за руку повела по магазину. Мы выбрали самого большого медведя, и я уже не сомневался в том, что он понравится моей девушке. Но все равно как бы ни был он огромен, моя любовь была куда больше.

Перед тем как попрощаться с девочкой я захотел сделать ей подарок - мишку, любого какого она захочет. В этот раз она решила поберечь мой кошелек и выбрала не самого большого, но очень красивого медведя белоснежного цвета.

Скромный подарок на память обо мне. После того как я ей его подарил, я поспешил домой. Там меня ждала другая маленькая девочка. Пусть она чуть старше моей новой подружки, но в чудеса верит ничуть не меньше.

Чем больше мишка, тем больше его сердце. Запомните эти простые слова. Я желаю вам больших сердец, чтобы вы смогли уместить в них любовь к своим близким.

Басан Кишеев

Одиннадцать шагов

Одиннадцать шагов Увидев ее, я побежал. Кого-то из прохожих мне удавалось обойти, кого-то я задевал левым или правым плечом – я бежал. И было наплевать, что последние полчаса я делал себе установку вести себя как можно более спокойно, непринужденно, стараться выглядеть отрешенным и равнодушным – я все равно продолжал бежать.

Будь она и внешне такой же каменной, каким было ее сердце последние полгода, я бы разбился вдребезги, впечатавшись в нее на такой скорости. Я прижал ее к себе, приподнял и сделал еще пару шагов, затем закружил ее, продолжая осыпать поцелуями ее щеки. Я был очень голоден. Жадно вдыхая такой знакомый и приятный аромат ее волос, я целовал ее лицо, шею, возле ушей.

- Я люблю тебя… Люблю, люблю, люблю, - мне хотелось сказать это миллион раз, настолько громко, чтобы заглушить грохот отъезжающей от станции поезда. - Я тебя тоже люблю, - она стыдливо опустила взгляд, но я уже не помнил ее ошибок, своих обид. Разве важно было кто и что сказал? Вот они мы: обнимаемся, как полгода назад. Как год назад. Как два года назад – вот они мы. Мы. МЫ. Снова вместе. Снова неделимые. Не «я». И не «она». Мы…

- Скажи это еще раз. - Я люблю тебя. - Еще. - Я люблю тебя. Люблю. Люблю. Люблю. - Еще-еще-еще-еще-еще. Скажи это миллион раз. Скажи за все полгода, - она повторяла это слово много раз, а я чувствовал, как с каждым ко мне возвращались крупицы потерянного тепла. Сердце медленно собиралось. Пусть оно будет теперь состоять из множества склеенных кусочков – подобно фреске, но он будет дышать.

Мы простояли так немало – поезда проносились мимо, потоки людей вливались друг в друга, разделялись, снова собирались – может это был не самый удачный фон для столь ожидаемой встречи, но, ей Богу, если бы она назначила мне встречу в самом сердце Преисподней, я бы не задумался ни на миг идти туда или нет, так что центр зала станции метро был не худшим вариантом. Нужно было подниматься на поверхность, я попытался двинуться с места, но не почувствовал ног. Чуть не свалился. Собравшись, я все-таки зашагал, прижимая ее к себе, будто боясь отпустить от себя.

Мы прогуливались по Александровскому саду – в этом было что-то символичное, ведь именно здесь прошло наше первое свидание. Ей было тогда 16, а мне 18. Мы посидели на той лавке, где впервые поцеловались. Она была такая смешная. Мы вместе вспомнили, как она стеснялась меня, как потом, спустя месяцы призналась мне, что не ходила ни с кем за руку до этого дня, не говоря уже о поцелуях. Впрочем, насчет поцелуев, я тогда догадался сам. Дойдя до конца сада, мы пошли в обратную сторону – к памятнику Жукова – туда, где стояли мои ребята и девчонки.

- Пойдем, я представлю тебя друзьям, - я сказал это по привычке, скорее утвердительно, чем вопросительно. - Зачем? Я не хочу… Я боюсь, - меня её робость, как всегда, умиляла. - Брось, малыш, пойдем. Они давно хотят с тобой познакомиться. Им очень интересно то, кто же является причиной моего такого состояния, - я сказал это без язвы, абсолютно искренне. - Какого состояния? - Ты, типа, не знаешь что ли… - вместо ответа она поцеловала меня. Она всегда так делала, когда оказывалась в тупике, чувствовала себя виноватой. Мне было приятно. Обалденно. - Ну, все, пошли, - мы подошли к толпе, которая издалека уже выследила нас и вела взглядом все это время, - это – Маша. - Очень приятно, - она опустила глаза.

Она стеснялась всех и вся. Мужчин и женщин. Добрых и злых. Больших и маленьких. «Дайте повод – я постесняюсь» - это про нее. - А это – Алёна. - Очень приятно. - Коля, Женя, Ваня – с ним ты уже знакома, а это… это – Лена. - Очень приятно, - сказала она, подчеркнув слово «очень». В ней пробудилась охотница, а девушка, стоящая напротив, покусилась на ее добычу.

Хотя все было не так, просто она всегда вбивала себе в голову разный бред, причем в таком виде, в каком ей потом было бы выгодно этим потом постучать мне по голове. Она не знала всего, а объяснять ничего мне не хотелось. - Мне тоже. Я обожал ее. Всем сердцем и душой.

Она понравилась моим друзьям, ей тоже они понравились – я уже знал это. Все было волшебно. Так, как я мечтал. Все было именно так, как я мечтал каждый Божий день на протяжении вот уже нескольких месяцев… Подозрительно схоже, даже одинаково.

Я повернул голову налево. Мой взгляд уперся в обтянутую бежевой бумагой с рельефными рисунками стену. Бежевой, потому что я знал, что бежевой. Я почувствовал, как, где-то под грудной клеткой, стремительно, подобно стремительной химической реакции, начал собираться крик отчаяния, и быстро перевернулся на живот и заглушил свой вопль в подушку, пока он не успел разбудить всех спящих. А спали ровно все, кроме одного человека – меня.

Сердце колотилось бешено, мне не хватало дыхания, но оторвать лицо от подушки я тоже не мог.… Кое-как пришел в себя. Повернулся на спину. Открыл глаза. Там не было неба. Был белый потолок. Белый, потому что я знал, что он белый. Свет был выключен. Я давно его не включаю. Не хочу будить никого. Да и не нужен он мне. Ведь я знаю, что от моей кровати до двери – 3 шага, оттуда до поворота в прихожую еще 5 и еще одиннадцать до ванной. Я знаю, как в темноте дойти до ванной, чтобы ударить в лицо холодной водой и, посмотрев на свое почти невидимое в темноте отражение, сказать себе, что все позади. Скоро весна. Скоро все пройдет. Ты страдаешь. Я знаю это. Ты не говоришь. Но страдаешь, потому что я знаю, что страдаешь. Но скоро весна. Одиннадцать шагов. Поворот налево. Пять шагов. Дверь. Три шага. Кровать.

Бахтияр Алиев

Прыг: 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207
Шарах: 100 200
E-mail подписка:

Добавить
Виджет на Яндекс


Подписка