Отцовская любовь

Письмо Чарли Чаплина дочери.

Нет любви бескорыстней и безусловней, чем любовь родителей к своим детям.

Чарли Чаплин, отец 12 детей, в 1965 году, будучи умудренным стариком 76 лет, написал письмо своей двадцатиоднолетней дочери Джеральдине, ищущей себя в танце на парижской сцене. Письмо эмоциональное, глубоко личное, но в то же время подходящее каждому из нас. Это пример отцовской любви и заботы, грусти и радости, гордости и переживаний, накопленной мудрости и сохранившегося в нем детства. «Я никогда не был ангелом, - писал гений кинематографа, - но я всегда стремился быть человеком. Постарайся и ты».

Прочитайте это письмо и подумайте, чему научили Вас Ваши родители, и чему Вы хотели бы научить Ваших детей.

«Девочка моя!

Сейчас ночь. Рождественская ночь. Все вооруженные воины моей маленькой крепости уснули. Спят твой брат, твоя сестра. Даже твоя мать уже спит. Я чуть не разбудил уснувших птенцов, добираясь до этой полуосвещенной комнаты. Как далеко ты от меня! Но пусть я ослепну, если твой образ не стоит всегда перед моими глазами. Твой портрет — здесь, на столе, и здесь, возле моего сердца. А где ты? Там, в сказочном Париже, танцуешь на величественной театральной сцене на Елисейских полях. Я хорошо знаю это, и все же мне кажется, что в ночной тишине я слышу твои шаги, вижу твои глаза, которые блестят, словно звезды на зимнем небе.

Я слышу, что ты исполняешь в этом праздничном и светлом спектакле роль персидской красавицы, плененной татарским ханом. Будь красавицей и танцуй! Будь звездой и сияй! Но если восторги и благодарность публики тебя опьянят, если аромат преподнесенных цветов закружит тебе голову, то сядь в уголочек и прочитай мое письмо, прислушайся к голосу своего сердца. Я твой отец, Джеральдина! Я - Чарли, Чарли Чаплин! Знаешь ли ты, сколько ночей я просиживал у твоей кроватки, когда ты была совсем малышкой, рассказывая тебе сказки о спящей красавице, о недремлющем драконе? А когда сон смежал мои старческие глаза, я насмехался над ним и говорил: «Уходи! Мой сон — это мечты моей дочки!»

Я видел твои мечты, Джеральдина, видел твое будущее, твой сегодняшний день. Я видел девушку, танцующую на сцене, фею, скользящую по небу. Слышал, как публике говорили: «Видите эту девушку? Она дочь старого шута. Помните, его звали Чарли?» Да, я - Чарли! Я - старый шут! Сегодня твой черед. Танцуй! Я танцевал в широких рваных штанах, а ты танцуешь в шелковом наряде принцессы. Эти танцы и гром аплодисментов порой будут возносить тебя на небеса. Лети! Лети туда! Но спускайся и на землю! Ты должна видеть жизнь людей, жизнь тех уличных танцовщиков, которые пляшут, дрожа от холода и голода. Я был таким, как они, Джеральдина. В те ночи, в те волшебные ночи, когда ты засыпала, убаюканная моими сказками, я бодрствовал.

Я смотрел на твое личико, слушал удары твоего сердечка и спрашивал себя: «Чарли, неужели этот котенок когда-нибудь узнает тебя?» Ты не знаешь меня, Джеральдина. Множество сказок рассказывал я тебе в те далекие ночи, но свою сказку — никогда. А она тоже интересна. Это сказка про голодного шута, который пел и танцевал в бедных кварталах Лондона, а потом собирал милостыню. Вот она, моя сказка! Я познал, что такое голод, что такое не иметь крыши над головой. Больше того, я испытал унизительную боль скитальца-шута, в груди которого бушевал целый океан гордости, и эту гордость больно ранили бросаемые монеты. И все же я жив, так что оставим это.

Лучше поговорим о тебе. После твоего имени — Джеральдина — следует моя фамилия — Чаплин. С этой фамилией более сорока лет я смешил людей на земле. Но плакал я больше, нежели они смеялись. Джеральдина, в мире, в котором ты живешь, существуют не одни только танцы и музыка! В полночь, когда ты выходишь из огромного зала, ты можешь забыть богатых поклонников, но не забывай спросить у шофера такси, который повезет тебя домой, о его жене. И если она беременна, если у них нет денег на пеленки для будущего ребенка, положи деньги ему в карман. Я распорядился, чтобы в банке оплачивали эти твои расходы. Но всем другим плати строго по счету. Время от времени езди в метро или на автобусе, ходи пешком и осматривай город.

Приглядывайся к людям! Смотри на вдов и сирот! И хотя бы один раз в день говори себе: «Я такая же, как они». Да, ты одна из них, девочка! Более того. Искусство, прежде чем дать человеку крылья, чтобы он мог взлететь ввысь, обычно ломает ему ноги. И если наступит день, когда ты почувствуешь себя выше публики, сразу же бросай сцену. На первом же такси поезжай в окрестности Парижа. Я знаю их очень хорошо! Там ты увидишь много танцовщиц вроде тебя, даже красивее, грациознее, с большей гордостью. Ослепительного света прожекторов твоего театра там не будет и в помине. Прожектор для них — Луна.

Вглядись хорошенько, вглядись! Не танцуют ли они лучше тебя? Признайся, моя девочка! Всегда найдется такой, кто танцует лучше тебя, кто играет лучше тебя! И помни: в семье Чарли не было такого грубияна, который обругал бы извозчика или надсмеялся над нищим, сидящим на берегу Сены. Я умру, но ты будешь жить. Я хочу, чтобы ты никогда не знала бедности. С этим письмом посылаю тебе чековую книжку, чтобы ты могла тратить, сколько пожелаешь. Но когда истратишь два франка, не забудь напомнить себе, что третья монета — не твоя. Она должна принадлежать незнакомому человеку, который в ней нуждается. А такого ты легко сможешь найти. Стоит только захотеть увидеть этих незнакомых бедняков, и ты встретишь их повсюду. Я говорю с тобой о деньгах, ибо познал их дьявольскую силу. Я немало провел времени в цирке. И всегда очень волновался за канатоходцев.

Но должен сказать тебе, что люди чаще падают на твердой земле, чем канатоходцы с ненадежного каната. Может быть, в один из званых вечеров тебя ослепит блеск какого-нибудь бриллианта. В этот же момент он станет для тебя опасным канатом, и падение для тебя неминуемо. Может быть, в один прекрасный день тебя пленит прекрасное лицо какого-нибудь принца. В этот же день ты станешь неопытным канатоходцем, а неопытные падают всегда. Не продавай своего сердца за золото и драгоценности. Знай, что самый огромный бриллиант — это солнце. К счастью, оно сверкает для всех. А когда придет время, и ты полюбишь, то люби этого человека всем сердцем. Я сказал твоей матери, чтобы она написала тебе об этом. Она понимает в любви больше меня, и ей лучше самой поговорить с тобой об этом. Работа у тебя трудная, я это знаю.

Твое тело прикрыто лишь куском шелка. Ради искусства можно появиться на сцене и обнаженным, но вернуться оттуда надо не только одетым, но и более чистым. Я стар, и может быть, мои слова звучат смешно. Но, по-моему, твое обнаженное тело должно принадлежать тому, кто полюбит твою обнаженную душу. Не страшно, если твое мнение по этому вопросу десятилетней давности, то есть принадлежит уходящему времени. Не бойся, эти десять лет не состарят тебя. Но как бы то ни было, я хочу, чтобы ты была последним человеком из тех, кто станет подданным острова голых. Я знаю, что отцы и дети ведут между собой вечный поединок. Воюй со мной, с моими мыслями, моя девочка! Я не люблю покорных детей. И пока из моих глаз не потекли слезы на это письмо, я хочу верить, что сегодняшняя рождественская ночь — ночь чудес.

Мне хочется, чтобы произошло чудо, и ты действительно все поняла, что я хотел тебе сказать. Чарли уже постарел, Джеральдина. Рано или поздно вместо белого платья для сцены тебе придется надеть траур, чтобы прийти к моей могиле. Сейчас я не хочу расстраивать тебя. Только время от времени всматривайся в зеркало — там ты увидишь мои черты. В твоих жилах течет моя кровь. Даже тогда, когда кровь в моих жилах остынет, я хочу, чтобы ты не забыла своего отца Чарли. Я не был ангелом, но всегда стремился быть человеком. Постарайся и ты. Целую тебя, Джеральдина. Твой Чарли. Декабрь 1965 г."



История одной любви

Признаваясь в любви к человеку, кажется, что это навсегда. Навсегда молодость, здоровье, красота. Но всякая ли любовь выдержит испытание жизнью?

Они познакомились в маршрутке. Был обычный рабочий день. Он вошёл в маршрутку и сел на боковое сиденье. Напротив, у окна сидела девушка в желтой куртке. «Неприятный цвет», - подумал он. Но тут девушка случайно встретилась с ним взглядом и улыбнулась, поразив его в самое сердце.

Он долго не решался заговорить, но тут она собралась выходить. Молодой человек, решительно поборов свою робость, взял ее за руку и с ходу пригласил ее в театр, выпросив номер сотового. Так началась их история отношений.

Даже по гороскопу их знаки были благоприятны: он – Дева, она – Козерог. Оба домоседы, оба любили восточные единоборства, ходить на природу, читать. И род занятий их сближал, он программист, она - дизайн и создание сайтов. Через полгода он сделал ей предложение, и вскоре сыграли свадьбу. Среди их знакомых в этот год многие женились. Поветрие свадеб. Казалось бы, живи долго и счастливо.

Но счастье длилось недолго. Через полгода молодого человека поразил инсульт. Резко, неожиданно, внезапно. Скорая помощь приехала быстро, его увезли в больницу. Пять дней находился он в реанимации, куда особо не пускали. Он выжил. Его перевели в обычную палату, где молодой человек лежал три недели. Его навещали все: молодая жена, родители, родственники. Лежание в палате делали свое дело: к концу выписки из молодого, спортивного человека не осталось практически ничего. Врачи не давали никаких шансов на выживание. Время пребывания в больнице оказали на него страшное влияние: он не хотел жить.

Скольких нервов и трудов стоило его держать «на плаву» знает только Бог. Слабая чувствительность рук и ног, потеря 30 килограмм, спастика нёба, мешающего разговаривать, дерганье глазных мышц, отсутствие равновесия – всё это наполняло бывшего спортсмена отчаяньем и безнадежностью.

Многие из их окружения предлагали молодой жене уйти от него, не портить себе жизнь. На нее очень сильно давили. Его родители боялись, что она уйдёт от него. И тогда он не захочет жить окончательно.

Она осталась, сжав зубы. «Мы справимся!» - сказала она. Молодой человек заново учился говорить, есть, управлять руками, ходить. Мелкая моторика рук и ног, на которую обычно мы не обращаем внимания, была ареной жесточайшей борьбы между инсультом и людьми. «Мы трое», - говорил Авиценна, - «Ты, я и болезнь. На чью сторону ты встанешь, та и победит». Посередине был он. И отчаянье, и боязнь остаться таким навсегда, лишала его настроя на победу. Нет, он упорно делал упражнения, но его черные думы толкали его в пропасть. «Здесь только ты меня держишь» - говорил он жене. Представьте, что вы в гору поднимаете на веревке человека. Он не помогает вам держась за склоны, уступы, а безвольно висит, растопырив руки. Временами морально это доводило до сумасшествия. Хорошо, что кошки снимали напряжение. А потом пришло понимание, что человек подсознательно не хочет выходить из этого состояния. И она устроилась на работу и частичная на время рабочего дня отдаленность помогла ей прийти в себя. Нет, она не собиралась от него уходить, но и дальше такая жизнь была невозможна. Пока человек не хочет жить, о не живет. А что может заставить жить инвалида? Только ответственность к жизни. К чужой жизни.

И она родила от него ребенка. Еще на заре их отношений они оба хотели родить дитя. Она обещала ему, что так и будет. И произошло маленькое такое чудо. Любовь отца к сыну дала ему сильнейший стимул. Да трудностей по-прежнему не мало, но человек не останавливается, ищет пути и старается жить полной жизнью. И семья дорожит своими отношениями. Любовь поистине творит чудеса.



Петя петушок

У Петьки Семенова был петух. Не петух, а черт в перьях. Ни кому от него житья не было. Как только начиналось утро, петух важно выходил во двор и осматривал свою территорию в надежде увидеть кого-нибудь из соседей. Соседи тоже выглядывали во двор с опаской. Каждый надеялся избежать встречи с домашней птицей. Мужики переносили петушиный налет боле спокойно. Им ничего не стоило поймать за шею, за крылья или ноги мчащегося на них «бойца» и окунуть в бочку с водой. После такого купания петух два часа ходил тихий и понурый.

Совсем другое дело были женщины. Клевастого петуха они старались обойти за версту. И все равно, он на них налетал, долбил своим острым клювом их ноги. Как только сами бабы не просили Петра Семенова, чтобы тот петуха своего зарезал, - толку мало. Наоборот Семенов был очень даже доволен поведением своего клевастого питомца.

Случилось так, что медсестра Наташа попала по вызову на соседнюю пасеку, там плохо себя чувствовала жена пасечника Еремы Зотова. Маланье необходимо было редкое сердечное лекарство. Наталья не только достала, но и сама стала его колоть больной. Для этого она ежедневно отправлялась на пасеку. Вот тут-то соседский петух выследил медсестру и напал на нее. Наташа отчаянно отбивалась, тогда петушок взлетел, вцепился когтями ей в лицо и раскроил левую бровь. Наташа даже писала заявление в милицию, но там только посмеялись и ход делу не дали. Что с птицы возьмешь?

Маланья и Ерема Зотовы отреагировали на поведение птицы и ее хозяина по-своему. На следующий день рано утром, как только петух вышел во двор, навстречу ему попался незнакомый мужик, который тут же ухватил его за ноги и запихнул в бочку с водой вниз головой. Затем вытащил присмиревшего разбойника и откусил щипцами клюв. Петух даже не успел сообразить, что случилось, а вот наблюдавший через окно за всем происходящим во дворе Петька Семенов сообразил сразу. Выскочил он во двор и давай на незнакомца орать. Видит, что мужик просто стоит и не реагирует ни как, схватил Петька дрын и пошел в наступление. Вот в этот самый момент из-за угла и появилась Зотовская коза-дереза. Завидев Семенова с дрыном в руках, она бросилась вперед, выставив свои острые рога. Петька, конечно, попытался скрыться, но до двери собственного дома было далековато, а к себе на порог соседи не пустили. Пусть, мол, на своей шкуре узнает почем, он - фунт лиха. Так коза по всей деревне Семенова и гоняла. Раз пяток боднула. Штаны порвала. А что с козы возьмешь? Животное.



Прыг: 071 072 073 074 075 076 077 078 079 080 081
Шарах: 100 200
E-mail подписка: